Блог

Как карьерным консультантам работать с детьми-сиротами

У меня два высших образования — экономическое и журналистское. Сейчас получаю третье — юридическое. Также являюсь кандидатом филологических наук. Карьерный путь прошла от секретаря глянцевого журнала до главного редактора федерального СМИ.
Главный редактор ГАРАНТ.РУ, друг и волонтер благотворительного фонда «Здесь и сейчас»
Уже на третьем курсе первого вуза устроилась на работу в СМИ. Поэтому могу сказать, что ни дня не работала по первой специальности, хотя сегодня базовые знания по экономике сильно помогают на управленческой должности, да и кандидатская диссертация у меня была по медиаэкономике.

Одной из первых компаний, где я отработала около 7 лет, было ООО «Пронто-Москва» (основной бренд — газета «Из рук в руки»). По сути, мою судьбу и, скажем, дальнейшую специализацию на долгие годы — «работа» и все что с ней связано — определил случай: я совершенно случайно устроилась в этот медиахолдинг продажником рекламы в работное издание — газету «Работа сегодня», которой уже нет.

За 7 лет прошла довольно легко и стремительно 4 карьерные ступеньки: менеджер по продажам рекламы, старший менеджер по продажам рекламы, ответственный секретарь газеты и ее шеф-редактор. Учиться приходилось на ходу: и журналистским навыкам (так появилось второе образование), и трудовому праву, и технологии трудоустройства, и лидерству — в 24 года я стала шеф-редактором газеты и управлять приходилось людьми старше себя. А им это, конечно, не нравилось.
Переход в карьерное консультирование
К получению второго высшего образования и постоянным тренингам добавилась бизнес-литература, которую поглощала оптом. Так я прокачала себя со многих сторон, и через какое-то время после увольнения из газеты меня пригласили в одну консалтинговую компанию карьерным консультантом.

По сути, все имеющиеся у меня знания, нужно было упаковать под конкретного клиента для решения его задач. А запрос у всех был почти одинаков — новая работа, только для одних — на ступеньку круче или дороже, чем предыдущая, а для других — хоть какая-нибудь. Период для такой работы оказался непростым — 2009-2010 годы, только после кризиса. Знание технологии трудоустройства хоть и помогало, но под каждого клиента приходилось изучать его отрасль, чтобы быть на одной волне.

Мне почему-то больше всего «везло» на директоров по логистике и коммерческих/генеральных директоров. Интересно было работать с яркими личностями, с теми, кто достиг успеха и хотел большего: прокачивала их не только ты, но и они тебя. С многими из них сегодня поддерживаю отношения, интересно наблюдать за развитием их карьеры.

Но бывали и такие, которые вынут всю душу, а результата нет — например, человека сократили в кризис, и он два года просидел на диване, пережидая его, а потом почему-то удивлялся, что его никто не хочет брать на работу. К тому же на тот момент в нашем обществе еще не сложился институт карьерного консультирования (не уверена, что и сегодня он есть), поэтому не оплачивать работу консультанта было обыденной реальностью.
Научитесь работать со сложными случаями и нетривиальными карьерными запросами. Пройдите обучение на курсе у ведущих специалистов в карьерном консультировании
Выгорание и волонтерство
Где-то через несколько лет такой работы я стала понимать, что устаю. На тот момент, к сожалению, я не разделяла принцип «психолог для психолога», поэтому, когда знакомые специалисты советовали мне «разгружаться» с психологом от всего того, что вываливали на меня клиенты (а вываливали они, как правило, сплошной негатив — кого жестко уволили, кого посадили в СИЗО, кто имел такие белые пятна в биографии, что и я была бессильна), я особенно не верила в чудодействие этого совета...

Поэтому решила вернуться в журналистику, оставив карьерное консультирование только для своих или для крутых клиентов, с которыми работать интересно. Параллельно с работой консультанта я около шести лет преподавала в вузе, проводила мастер-классы и тренинги.

Зарплаты преподавателя ведущего вуза страны (к тому времени я уже стала кандидатом наук), не хватало даже на парковку в центре Москвы, поэтому через какое-то время я решила прекратить заниматься альтруизмом и, раз есть желание передавать свой опыт, а денег много на этом заработать не получается, то пришла в благотворительность, став волонтером и другом благотворительного фонда «Здесь и сейчас».
Работа с детьми-сиротами
Основное заблуждение, с которым сталкиваются все, кто знакомится и начинает работать с сиротами — что это такие же дети, как и обычные, только без родителей. Но это не так. На осознание их психологии потребовался не один год и не одна моя «ломка».

Если кратко, то вот почему. Они живут в системе. Система неплохо выстроена, финансирование в регионах разное, но нельзя сказать, что все плохо. То есть все даже хорошо. Плюс, есть «благотворители», которые решают особенно под Новый год сделать доброе дело и одарить сирот 10-ым айфоном или 5-ым ноутбуком...

Ты живешь в детском доме, где за тебя все решили: встали во столько-то, пошли на учебу, пришли с учебы, поделали то-то, поели, легли спать... Пишу примитивно, но смысл понятен. Когда я на своих тренингах спрашиваю, кем вы хотите стать — ответ банален: поваром, учителем, пожарным, парикмахером и, может, каким-нибудь флористом — если очередные благотворители пригласили их на курсы по флористике, где они познакомились с работой этого специалиста.

У них нет иных примеров перед глазами, кем они могут быть. Они могут представить себе только то, что видят. А что или кого они видят? Нянечек и воспитательниц в детском доме? Поэтому, запросов с их стороны в отношении их карьеры и будущей работы просто нет. Чаще всего вопрос их дальнейшего обучения — в большинстве случаев после 9-го класса (реже после 11-го) — решила администрация детского дома. Если есть договоренность с каким-нибудь техникумом или колледжем (а она обычно есть), то детей массово направляют получать среднее специальное образование по профессиям типа озеленителя, повара, швеи или автомеханика.

А добавим в этот соус еще такой ингредиент, как некоторые социальные льготы, положенные сиротам по законодательству. Так, например, пособие по безработице у сироты в Москве в первые полгода после постановки на биржу труда составляет... 90 000 рублей (в регионе — около 25 000). Вопрос: а может ли у них появиться мотивация искать работу? Сейчас я даже не задаю этот вопрос иначе: каким образом (примерами, рассказами про успешных людей и т.п.) я или любой другой карьерный консультант может их мотивировать ее искать?

Поэтому такая проблема, как незнание технологии трудоустройства — то, чему именно мы обучаем: от подготовки резюме до прохождения собеседования — совершенно не проблема в их понимании!

Но у них нет не только примера разнообразия профессий перед глазами. Нет главного — понимания, что деньги надо зарабатывать. Так как они выросли в системе, где государство хорошо заботилось о них, они не видели, как родители это делают, какие сложные периоды бывают и т.п. Они привыкли ко всему готовому. И неожиданно, оказывается, после достижения совершеннолетия о них никто не хочет заботиться — нет государства, пропали благотворители, нет выстроенной жизни. Теперь все нужно делать самостоятельно.
Принципы работы с детьми-сиротами
Всегда в работе карьерного консультанта я придерживаюсь принципа «лучше давать удочку и учить ловить рыбу, чем наловить и дать рыбу». Поэтому все мои клиенты самостоятельно делали резюме и сопроводительные письма, писали самопрезентации и т.п. под моим управлением. Только, может, вопросы по трудовому праву я, как правило, решала сразу за них — но тут важны именно знания и юридический опыт.

Да, бывали такие запросы, когда тебя «просили» все за клиента сделать, вплоть даже до откликов на вакансии. Я на подобные авантюры никогда не соглашаюсь, даже за оплату с наценкой, так как считаю, что каждый должен уметь искать работу самостоятельно. Я-то могу составить резюме любому и на любую вакансию, но на собеседование идти же не мне.

С детьми-сиротами, к сожалению, этот принцип не работает. В большинстве случаев резюме под ключ приходится делать мне. У них всегда находится масса причин не делать его. «У меня нет интернета, поэтому я не могу зайти на работный портал и посмотреть описания похожих вакансий» (чтобы, например, заполнить обязанности в резюме), «Я не умею пользоваться Word», «У меня нет электронной почты, чтобы отправить резюме», «Я не знаю, что написать, я никогда этого не делал», «Мне не ответят, зачем я буду писать», «Я уже заранее знаю, что не подхожу им, зачем я буду посылать резюме», «Мне и так откажут, я плохой» и т.п.

Так как этой темой в благотворительности я занимаюсь уже 6-й год, в последние годы стала немного циничнее и потихоньку «врубать» тот самый мой принцип про удочку и рыбу и для них, без какой-либо жалости и проявления излишней эмпатии. «Не хочешь делать резюме, так как пошел гулять с друзьями?», «Ок, я подожду, возвращайся», «Не на что купить еду и оплатить проезд? Так ты же не ищешь работу, а чтобы ее искать, нужно сделать резюме или опросить знакомых. Давай это делать!». Установка сроков, например, когда я проверила шаблон резюме и отправила его на доработку, как правило, не работает. Начнут вносить правку в резюме только тогда, когда припрет очень сильно. Конечно, с какой-то периодичностью, например, 1 раз в 2 дня, я напоминаю об этом. Но не нужно никогда ждать 100%-ой отдачи.

Стоит оговориться — мы работаем только с теми детьми, которые испытывают трудности при поиске работы, как впрочем, и любой карьерный консультант. Поэтому, возможно те, кто не обращается, поступают иначе и имеют более положительный результат.

Другими проблемами является отсутствие навыков по трудоустройству и страх проявлять себя, а также заниженная самооценка. Сколько раз на моих занятиях мы звонили по реальным объявлениям, где они должны были договориться о собеседовании. Мы сейчас говорим не о топовых позициях в какой-нибудь большой четверке, а об обычной вакансии повара, продавца или промоутера в маленькой или средней компании, часто no name. После нескольких простых вопросов, на которые они не могут ответить, они просто бросают трубку и все.

В последние годы довольно сильно популярны различные программы по социальной адаптации, в том числе и в моем фонде — например «Я — выпускник», где их обучают различным азам. Это прекрасно, но этого, конечно, не хватает. Поэтому работа с ними для получения положительного результата (а результатом мы всегда считаем трудоустройство и работу в этой компании хотя бы в течение нескольких месяцев) становится более скрупулезной, нежели с обычными клиентами. Приходится делать все: от помощи в регистрации электронной почты и личного кабинета на работном портале до просмотра комплектов одежды для прохождения собеседования.

Этот страх часто не позволяет им попытаться трудоустроиться туда, куда хочется или можно было бы. Порою мне приходится искать вакансии по знакомым или самой изучать отрасль и конкретные компании, чтобы «посоветовать», куда можно обратиться и где не обманут. Хотя оценивать компании хотя бы с позиции соблюдения трудового законодательства мы также обучаем. В то же время не считаю, что поиск работы за них является правильным с точки зрения корректного карьерного консультирования, поэтому также стараюсь минимизировать свое активное участие в этом вопросе.

Помимо самого трудоустройства, также нужна и поддержка в первые недели/месяцы работы. Тут возникают все те же самые проблемы, что и при поиске работы: как только появляется какая-то трудность (что-то не умеют или не получается), начальник отругал или не сложились отношения в коллективе, моментально включается задний ход, и они могут просто не выйти на работу.

Прогул? Запись в трудовую? Ну, и ладно... Можно завести вторую. И цикл повторяется. Поэтому, на мой взгляд, индивидуальная точечная работа с конкретным ребенком имеет наилучший результат, чем групповая. Я считаю, что для более идеальной адаптации сирот в компании, нужно учитывать их нюансы, но далеко не во всех компаниях знают об этом или хотят помогать им адаптироваться, преследуя только собственные цели.
Что волонтерство дает карьерному консультанту
Для меня эта работа является неоплачиваемой, или, как я говорю, социальной миссией. То есть эта работа не про заработок, а про микро-улучшения мира (да, звучит пафосно, но все же). Если вы думаете только о деньгах, то эта работа не для вас — благотворительный мир отвергнет вас очень быстро. Здесь иное мышление. И либо ты исповедуешь его, либо «рубишь капусту» в другом месте.

Если удастся помочь хотя бы одному ребенку устроиться на работу — уже хорошо, а если воплотить его мечту в плане карьеры — вообще идеально!

Поэтому, говоря о прокачке карьерным консультантом собственных навыков и компетенций, я бы в первую очередь, выделила бы личностный рост.

Во-первых, ты учишься очень большому терпению. Ты можешь быть мега-профессионалом, но не найдя подход к конкретному сироте, ты не сможешь его раскрыть, а значит помочь. Ты просто не сможешь достучаться до него.

Во-вторых, умению решать простые задачи — сложные-то мы умеем решать. Например, найти в деревне из 15 домов работу. Или составить резюме в отсутствие компьютера. Мы же работаем не только в Москве, а больше по регионам, где ситуация не совсем такая радужная, как в столице — в плане инфраструктуры и других возможностей.

По сути, ты становишься наставником конкретного ребенка (или детей) и сопровождаешь его (их) в течение определенного периода времени. Поэтому говорить о массовом характере работы не приходится.
Но если вы втянетесь, то почувствуете кайф от преодоления проблем. Тем, кто хочет попробовать себя в работе с детьми-сиротами, рекомендую пройти школу наставников (они есть, как в моем фонде, так и в других) — там опытные специалисты расскажут о психологических особенностях детей-сирот, в частности, о влиянии нарушений привязанности на развитие ребенка, о травмах поведения и так далее.
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. Мы публикуем разные точки зрения.

Приглашаем на курс «Карьерный консультант — специалист по развитию карьеры»

Освойте новую онлайн-профессию и HR-специализацию, получив дополнительный источник дохода. У нас повышают квалификацию HRD, руководители HR-функций и практикующие карьерные консультанты. Найдите новый вектор развития в карьере, начните консультировать клиентов онлайн из любой точки мира или работать с карьерой сотрудников внутри компании.